вторник, 4 мая 2010 г.

GOD save McQeen



Александр Макквин,

Для близких - просто Ли.

Рано или поздно мы все кого-то теряем, но смерть Ли – огромная потеря для каждого из нас, для модной индустрии и для общества в целом. Этого человека не просто ценили, его боготворили, любуясь каждой из его работ, любуясь каждым его показом, каждым костюмом, каждой деталью. На его показы невозможно было попасть, и для кого-то, показы под лейблом Alexandr McQeen так и остались лишь несбывшейся мечтой. Неповторимые шоу, срывавшие овации и оставлявшие после себя неизгладимый отпечаток, заставляющие ждать с нетерпением и гадать, чем же поразит всех дизайнер в следующий раз.

Ли, ушел в историю, как выдающийся человек и неповторимый человек. Его нельзя было назвать просто дизайнером или кутюрье, он был намного больше, чем эти два понятия, которые уже давно утратили свою силу, всего лишь из-за того, что где-то мода стала лишь показателем статуса, да что говорить, просто потому, что быть дизайнером – модно. Ли был художником. Художником с невероятной силой воображения. Каждая его картина, каждая работа, каждый костюм бесценен и заставляет любоваться и восхищаться своей космической красотой. Мир моды без Макквина уже не тот. В нем теперь никогда не будет бриллианта, который сверкал , сверкает и будет сверкать сильнее остальных до тех пор, пока в каждом из нас будет жить частичка Ли Макквина.

Лично я считаю, что когда умирает дизайнер, Дом должен умереть вместе с ним. Я бы не хотел, чтобы мой McQueen продолжал без МакКуина". Ли МакКуин.

Анна Винтур сделала официальное заявление: «Мы все чувствуем себя опустошенными после вести о смерти Александра МакКвина. Он принес в моду уникальное чувство бесстрашия: за столь недолгую карьеру ему удалось повлиять буквально на все: и на то, как люди одеваются на работу, и на музыку, и на культуру выставок. Непредолимая потеря». В русский журнал Vogue поступило столько просьб о комментарии Алены Долецкой, что PR-отдел решил разослать всем СМИ ее обращение: «Почему люди кончают жизнь самоубийством, не знает никто. В каждом случае, это отдельная история. Я хорошо знала Александра Маккуина. Увидеть на его лице случайную легкую улыбку было довольно трудно. Он был человек очень внутренний, очень сосредоточенный. Кто-то называет это аутизмом, а кто-то считает это признаком глубокого внутреннего мира. Он ненавидел СМИ и не выносил журналистов. Получить у него интервью было очень сложно, и давал он их всегда с большой неохотой. С такой же неохотой он общался с людьми — никогда в жизни не тусовался. Есть, конечно, миллион причин, почему это произошло. Я думаю, что здесь сыграл свою роль тот факт, что ровно семь дней назад у него умерла мама, с которой у него была плотная глубокая серьезная связь. Он потерял не просто маму, а близкого человека, друга. А ровно три года назад покончила жизнь самоубийством Изабелла Блоу — его самый близкий друг, его муза, его главная поддержка, одна из самых ярких женщин в мире. Это нагромождение событий далось ему очень тяжело — это было видно по его последним сообщениям в Twittеr.
Мы потеряли одного из самых талантливых и великих дизайнеров в своем поколении. На показ Александра Маккуина пытались попасть те, кто его любил и не любил, разделял или не разделял его эстетику. Он восхищал абсолютно любого человека, который любит моду. И уход Маккуина — это как сломанная клавиша рояля: можно починить, но все уже будет не то». Джон Хичкок из компании Anderson and Sheppard, где начался карьерный путь дизайнера, сказал: «Ему было всего шестнадцать, когда он пришел к нам. Это был просто мальчик, который хотел научиться шить. Но уже тогда Ли был не таким как остальные, его амбиции били через край»

Комментариев нет:

Отправить комментарий